Бабушка, внучка да курочка

Жили-были бабушка Даша, внучка Маша да курочка Ряба. Вместе жили, вместе ели-пили, вместе по воду ходили.

Бывало, бабушка по воду к речке идет, а ведра у нее брякают:

 

Бряк-бряк!

 

Внучка по воду к речке идет, а ведерки у нее:

 

Бляк-бляк, бляк-бляк!

 

Курочка по воду к речке идет, а ведерушки у нее:

 

Звяк-звяк-звяк, звяк-звяк-звяк!

 

Бабушка с речки идет, а вода у нее:

 

Кап-кап!

 

Внучка с речки идет, а вода у нее:

 

Кап-кап, кап-кап!

 

Курочка с речки идет, а вода у нее:

 

Кап-кап-кап, кап-кап-кап!

 

Вот пошли они раз по воду. Впереди бабушка Даша, по середочке внучка Маша, а позади курочка Ряба.

Ведерки на коромыслах качаются, скрипят коромысла, песню поют, а ведерки им поддакивают.

Как у бабушки:

 

Скрип! Бряк!

 

Как у внученьки:

 

Скрип-скрип! Бляк-бляк!

 

Как у курочки:

 

Скрип-скрип-скрип! Звяк-звяк-звяк!

 

В ту пору, в то время висело на ветке яблочко. Заслушалось яблочко, загляделось яблочко, вытянуло веточку, да и сорвалось с дерева. Покатилось яблочко по траве, с травы на дорожку, по дорожке под горку. Подкатилось яблочко курочке под ножки — курочка упала, перевернулась. Подкатилось внучке под ножки — внучка упала, перевернулась. Подкатилось бабушке под ноги — бабушка упала, перевернулась, закряхтела, заохала.

А коромысло-то:

 

Скрип-скрип-скрип!

 

А ведерко-то:

 

Бряк-бляк-звяк!

 

То-то шуму, то-то звону, то-то скрипу!

Прибежал на шум, скрип, звон дедушка.

—?Что случилось, что приключилось?!

Курочка кудахчет:

—?На меня ястреб налетел!

Внучка плачет:

—?На меня волк наскочил!

Бабушка охает:

—?На меня медведь насел!

А всего-то было одно яблочко!

 

 

Береза и три сокола

Отслужил солдат свой законный срок и пошел на родину. Идет путем-дорогою, а навстречу ему нечистый.

—?Стой, служивый! Куда идешь?

—?Домой иду.

—?Что тебе дома! Ведь у тебя ни рода, ни племени. Наймись лучше ко мне в работники; я тебе большое жалованье положу.

—?А в чем служба?

—?Служба самая легкая; мне надобно ехать за синие моря к дочери на свадьбу, а есть у меня три сокола; покарауль их до моего приезду.

Солдат согласился. «Без денег, — думает, — плохое житье; хоть у черта, все что-нибудь да заработаю!»

Нечистый привел его в свои палаты, а сам уехал за синие моря.

Вот солдат ходил, ходил по разным комнатам; сделалось ему скучно, и вздумал он пойтить в сад; вышел, смотрит — стоит береза. И говорит ему береза человеческим голосом:

—?Служивый! Сходи вот в такую-то деревню, скажи тамошнему священнику, чтобы дал тебе то самое, что ему нынче во сне привиделось.

Солдат пошел, куда ему сказано; священник тотчас достал книгу:

—?Вот тебе — возьми!

Солдат взял; приходит назад.

—?Спасибо, добрый человек! — говорит береза. — Теперь становись да читай!

Начал он читать эту книгу; одну ночь читал — вышла из березы красная девица, красоты неописанной, по самые груди; другую читал — вышла по пояс; третью ночь читал — совсем вышла. Поцеловала его и говорит:

—?Я — царская дочь; похитил меня нечистый и сделал березою. А три сокола — мои родные братья; хотели они меня выручить, да сами попались!

Только вымолвила царевна это слово, тотчас прилетели три сокола, ударились о сырую землю и обратились добрыми мулодцами. Тут все они собрались и поехали к отцу, к матери и солдата с собой взяли.

Царь и царица обрадовались, щедро наградили солдата, выдали за него замуж царевну и оставили жить при себе.

 

В чужом дому хозяина слушай!

Один мужичок охотник был драться; зазвал к себе в гости мужика, велел хозяйке собрать на стол, велит гостю садиться за стол. Тот отговаривается: — Что ты, Демьян Ильич, беспокоишься напрасно?

Демьян Ильич ему плюху, да и по щеке, и говорит:

—?В чужом доме хозяина слушай!

Тому нечего делать, сел за стол, потчует его; он ест. Хозяин начал рушать хлеба много. Мужик и говорит:

—?Куда ты, Демьян Ильич, столько хлеба нарушиваешь?

Демьян Ильич и другэ ему чику.

—?Не указывай, — говорит, — в чужом доме! Делай то, чего хозяин велит.

Мужик не рад стал: ежели потчует — не ест, не слушает Демьяна. Тот его бьет да приговаривает:

—?В чужом дому хозяина слушай!

На эту пору ниоткуда возьмись — другой детина, только в невзрачной лопотине, а парень бойкий, без спросу отворяет ворота, заезжает в ограду; а Демьян вышел на крыльцо, кланяется:

—?Милости просим, милости просим! — Охота и этого побить!

Детина — неробкий, снимает шапку и говорит:

—?Извини, Демьян Ильич, я не спросился — заехал.

—?Ничего, ничего! Милости просим в избу.

Детина вошел. Хозяин и его садит за стол, жене велит ставить ествов, нести хлеба, так и потчует! А детина ест да ест, не перечит. Демьян сколько ни бился — детина ни в чем не перечит: не удалось ему ударить.

Он и пошел на проделки, вынес хорошее, самое лучшее платье, говорит детине:

—?Скидай то, надевай вот это!

Думает сам: «Ужо-де отпираться станет, я его выколочу». Детина не прекословит, надевает. Демьян то, другое подсунет; детина все не спорит.

Вывел хорошую лошадь, обседлал в лучшее седло, надел добру узду и говорит детине:

—?Садись на мою лошадь; твоя-то худая!

Ужо да не станет ли перечить?

Детина сел. Демьян велит ехать; тот молчит, понужнул лошадь, выехал из ограды и говорит:

—?Прощай, Демьян! Не черт пихал, сам попал!

И уехал — поминай как звали: только и было!

Демьян посмотрел вслед, хлопнул руками, да и сказал:

—?Ну, видно, нашла коса на камень! Дурак же я — хотел побить, да лошадь и пробил!

Может, лошадь-то со сбруей-то сот полуторых стоила.


Вверх